Ксения Собчак, профессиональные антисемиты и разрушители страны’/>

Ксения Собчак, профессиональные антисемиты и разрушители страны’/>

38
0

Ксения Анатольевна Собчак рассказала, что в ее родном городе, в Питере, перед входом в ее штаб, прямо на улице написали: “жидовка не может быть президентом”.

Ксения Анатольевна как русский человек, видимо, не подозревала о накале национализма, ксенофобии и антисемитизма в нашем обществе. О том, что профессиональные антисемиты составляют списки евреев, выискивают скрытых евреев. Они живут этим. Они помешались на евреях. Это Томас Манн изумленно и брезгливо писал когда-то о нацистах: они тут помешались на своих евреях.

Профессиональные антисемиты руководствуются нацистской методологией — они «выявляют» и тех, у кого лишь небольшой процент еврейской крови, и тех, кто женат на еврейках или замужем за евреем, как Ксения Собчак. То, что на территории Европы после мая сорок пятого, когда был разгромлен третий рейх, считается преступным и немыслимым, пустило крепкие корни в российском обществе.

Я понимаю, почему у нас никогда не было настоящей антифашистской пропаганды. В нашем представлении фашист — это солдат вермахта с закатанными рукавами и со “шмайссером”. А ведь фашисты — это люди, которые руководствуются определенными взглядами. Антифашистская пропаганда — это в первую очередь понимание опасности однопартийной диктатуры, преклонения перед вождем, презрения к либерально-демократическим ценностям, к правам человека и к меньшинствам.

И как было в советском обществе воспитывать неприятие таких взглядов?

Вот результат. В 1982 году Ярославское областное управление КГБ выявило молодежную профашистскую группу в городе Рыбинске. Это было тем неприятнее, что именно в Рыбинске начинал когда-то свою карьеру тогдашний председатель КГБ Юрий Владимирович Андропов. Группа состояла из двадцати человек. Они писали фашистские надписи на стенах домов, рисовали свастику…

Появление фашистов в стране, которая в Великую Отечественную разгромила гитлеровскую Германию, казалось немыслимым. Но о создании групп молодых и не очень молодых фашистов сигнализировали не только ярославские чекисты.

Дело не только в том, что антисемитизм долгое время был государственной политикой. У нас вообще существовала и иерархия народов. В представлении Сталина существовали хорошие и плохие народы. И это сталинское представление многие разделяют и по сей день. Были титульные нации и коренные народы, а были сомнительные — вроде крымских татар или чеченцев, их выселяли из родных мест и не разрешали возвращаться домой. Это глубоко укоренилось

В давние времена у меня на международной конференции завязался роман с дивной девушкой из Великобритании. Она приехала в Москву. Ее родители перебрались в Лондон с Багамских островов. Шелковистая темная кожа с шоколадным отливом, яркое лицо, белозубая улыбка, непослушная грива волос волновали меня… Погуляв по городу, отправились на Красную площадь. На полдороги сели в троллейбус.

Несколько минут – до первой остановки! — оказались для меня невыносимым испытанием. Пассажиры обсуждали темнокожую иностранку громко и без стеснения, исходя из того, что русского она не знает. “Обезьяна” — самое ласковое определение, которого удостоилась моя подруга. Остальные не смею воспроизвести. Моя девушка, видя, что на нее обращают внимание, мило улыбалась в ответ. Она же не понимала, какие мерзости слетают с уст славных москвичей, гордых своей высокой духовностью и всемирной отзывчивостью. Я вытащил ее из троллейбуса, и дальше мы пошли пешком.

Люди, которые горюют о распаде Советского Союза, не желают видеть рядом с собой азербайджанцев, грузин или таджиков. Это называется апартеидом — раздельное развитие рас: белые живут у себя, темнокожие у себя.

Когда-то наша страна присоединилась к бойкоту расистского режима Южно-Африканской Республики. Не знаю, как повело бы себя нынешнее российское общество, если бы южноафриканские расисты продержались бы до нынешних времен. Сейчас, возможно, многие отнеслись бы к белым властителям ЮАР с большим сочувствием. Лозунги “Россия для русских! Москва для москвичей!” и есть апартеид. Людей с другим цветом кожи, выходцев с юга либо вовсе не хотят видеть рядом с собой либо готовы терпеть их в роли временной рабсилы, которая, отработав свой срок, возвращается восвояси.

Быть националистом модно, хотя еще недавно это считалось недостойным порядочного человека. Уровень брезгливости сильно понизился. Когда я в большой компании посмел замолвить словечко за цыган, вполне симпатичные люди навались на меня:

— А ты хотел бы, чтобы рядом с тобой жили цыгане? Тебя, что, никогда цыганки не обманывали? Неужели не видел, на каких машинах ездят их мужья?

Не видел. Не обманывали. Я не выясняю этническое происхождение соседей, потому что понимаю, как опасно идти по этому пути.

Я был знаком с одним из наших первых космонавтов — Андрияном Николаевым, дважды Героем Советского Союза. На редкость скромный и симпатичный человек. Я удивился, почему он ходит без наград. Сказал в шутку:

— Да если бы я был дважды Героем Советского Союза, я бы, наверное, спал в пиджаке со звездами.

Он полез во внутренний карман пиджака и вытащил белую тряпицу, развернул ее и показал мне: там скрепленные между собой две золотые звезды Героя. И пояснил:

— Они у меня с собой. Но надеваю их только, когда нужно пойти к начальству попросить за кого из друзей, попавших в беду.

Он произвел на меня сильнейшее впечатление. Так вот его однажды спросил:

— Наверняка вы мечтали оказаться на месте Гагарина? Стать первым космонавтом.

— Каждый в нашем отряде хотел, — с горечью ответил Николаев. — Но я знал, что меня не пошлют первым, хотя я не уступал Гагарину. Потому что я по национальности чуваш. Разве представителю маленькой нации могли доверить совершить такой подвиг?

Вот такая политика разрушала наше единое государство. Многонациональное государство подрывали крайние националисты, занимавшие высокие посты в партийно-государственном аппарате. Ведь в союзных и автономных республиках внимательно следили за тем, что происходит в Москве. Если одним можно прославлять величие своего народа, то и другие не отстанут. Откровенный национализм в конце концов погубил Советский Союз.

Можно любить или не любить евреев, цыган, чеченцев. Это личное дело каждого, пока человек держит свои симпатии и антипатии при себе. Любит человек детскую порнографию, сидит дома, задернув занавески, ищет любимые картинки в интернете, — это только его жену должно волновать. А когда такой человек выходит на улицу и начинает заманивать к себе наших детей, чтобы испытать это удовольствие вживе, тогда все меняется — и место ему за решеткой.

Вот почему мерзкие антисемитские слова в адрес Ксении Собчак, разрушающие единство нашего народа и государства, должны были бы среди патриотически настроенных людей породить массовое возмущение. Но возмутились немногие.

Источник: «История Леонида Млечина»

Источник: 9tv.co.il

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ