Древний город Петра, Иордания

Древний город Петра, Иордания

41
0

Петра — величие упадка

Дорога из городка была освещена в первую очередь полной Луной, и только во вторую — расставленными вдоль обочины фонариками. Я шел почти в полной тишине, не представляя, что ждет меня за очередным поворотом. Странные куполообразные скалы с вырезанными в толще камня пещерами, в которых стояли свечи, недружелюбно провожали меня горящими глазницами в охраняемый ими город мертвых. Тропа уткнулась в скалу и превратилась в узкий проход между вертикальными красными стенами. Луна уже ничего осветить не могла, и я шел по извилистому пути, долго и молча, сопровождаемый лишь тусклым светом расставленных вдоль дорожки фонариков, дуновениями теплого ветра и шорохом ящериц. Неожиданно впереди забрезжил яркий свет, через несколько метров скалы расступились, и я вышел на площадь, заставленную свечами. В центре стоял человек, в белой одежде до пят. Он медленно поднял руки, и полилась музыка флейты. Она змеей растекалась по всему пространству, проникала в расщелины, отражалась от желто-красных скал и улетала к бесконечно-звездному небу. Величественное здание, на фоне которого стоял араб — Сокровищница Фараона — доминировало над окружающим пространством. Имей оно стены — его можно было бы принять его за античный греческий храм. Но стен не было. Прямо в скале с невероятной тщательностью были вырезаны фасад, колонны, портики, статуи, ступени, ведущие ко входу в темное внутреннее помещение… Яркое пламя сотен свечей растекалось над площадью. Казалось (а может, так оно и было), что я принимаю участие в древнем языческом ритуале…


Петра… Так я вошел в Петру первый раз несколько лет назад…

Город, живущий в четырех измерениях. Вернее, живший… Сознание отказывается принимать, что подавляющее большинство захватывающих дух величественных скальных «дворцов» — всего лишь отдельные захоронения огромного, многовекового и многонационального некрополя. Так уж повелось в древности (и яркий пример этому — египетские Пирамиды), что погребальные сооружения создавались на тысячелетия, храмовые и культовые строения рассчитывались на века, бытовые же и жилые постройки — на срок, едва ограниченный человеческой жизнью, в лучшем случае жизнью рода.

Нет, Петра не создавалась именно как некрополь: здесь, в глубине скал, когда-то проживало до 20 000 человек, были рынки, бани, виллы с бассейнами, разветвленная система водопроводных каналов, театры, правительственные учреждения, сенат… Просто время и землетрясения, ветер и песок разрушили и скрыли все суетное.


Когда думаешь о Петре, хочется ввести особое, «пятое» измерение, направленное в толщу скалы: описывать вырезанные за столетия в массиве горы комнаты, пещеры, складские помещения, алтари, жертвенники и обелиски в обычных геометрических терминах кажется нелепым.

Загадки истории

Все здесь дышит временем, тягучим, как каменные ступени к огромному алтарю на самой высокой скале Зибби-Аттуф, пропитанной кровью тысячелетних человеческих жертвоприношений богу солнца.

Арабы, населяющие ныне Иорданию, с сомнением относятся к Ветхому Завету как к историческому документу, и в своих путеводителях начинают описание с момента расселения в Долине Моисея «трудолюбивого арабского племени набатеев» в IV веке до нашей эры. Чуть позже греки назовут эту местность «Петра», что означает «скала», «камень».


Источником богатства набатейцев, прежде всего, были пошлины с караванов, плата за их охрану и сопровождение, дань с соседних народов и разбойничий промысел. Их влияние простерлось от Синая до Дамаска, слухи о процветающем государстве привлекли внимание римлян. Завоевать Петру им поначалу не удавалось: слишком хорошо защищали город окружающие горы, и слишком легко было оборонять проход в город (называемый тогда Сик) шириной всего 2-5 метров среди 80-тиметровых отвесных скал. Но в 106-м году нашей эры набатейцы все же проиграли битву войскам императора Траяна.

Петра, уже римская, процветала еще пару веков, но в связи с развитием судоходства по Красному Морю город потерял свое значение, и римляне покинули его. Византийцы пришли в Петру уже во времена ее упадка, и несколько особенно значимых сооружений было оборудовано под христианские церкви.


Завоевание города арабами в VII веке не оставило особого культурно-исторического следа. Последние упоминания о Петре относятся к XI веку, периоду Иерусалимского Царства крестоносцев, развалины крепости которых находятся недалеко от Главного алтаря жертвоприношений.

С тех пор Петра как будто исчезла для всех с лица земли. Лишь легенды о несметных набатейских сокровищах, упрятанных где-то в мертвом городе в Иорданских горах, и охраняющих их кровожадных бедуинах, передавались из уст в уста…

В Петре снимались некоторые части легендарного фильма «Индиана Джонс и последний крестовый поход»

Открыл Петру для нас, европейцев, швейцарский путешественник Иоханн Людвиг Буркхарт в 1812 году. Для этого ему понадобилось выучить арабский язык и изучить Коран. Внешне искатель приключений бы похож на мусульманина. Возможно, именно поэтому арабы согласились показать ему дорогу в скальный город. Найти проводника было непросто: все боялись идти в город мертвых, населенный, по мнению бедуинов, злыми духами. Проводник вел его для совершения жертвоприношения к мавзолею Аарона. Пройдя по скальному коридору и выйдя к высеченной в скале 40-метровой Сокровищнице, Буркхарт понял, что это и есть легендарная Петра, и от восхищения чуть не выдал себя, начав рассматривать великолепные сооружения. Проводник даже хотел убить его, но находчивость ученого спасла ему жизнь…

Каменный город, город в камне…

Те, кто побывал в Петре, согласятся, что одного дня достаточно, чтобы полюбить этот город и восхититься им, но и трех не хватит, чтобы пройтись по всем его тропам и осмотреть все его сооружения, от Сокровищницы, до огромного Монастыря Дэйр, вырубленного на вершине скалы. Ведь только набатейцы оставили в городе более 800 вырезанных в камне монументов.


Вход в Петру идет через Сик — темное извилистое ущелье. Вдоль одной стены тянется километровый, вырезанный прямо в ней канал, по которому в Петру поступала вода из Источника Моисея. Древние архитекторы разработали для Петры сложную систему дамб, цистерн, водопроводов для сбора и удержания влаги в этой жаркой местности. На площадях били фонтаны, а знатные набатейцы и, впоследствии, римляне наслаждались солнцем у бассейнов, остатки которых раскопаны археологами… Представить это, глядя на совершенно безжизненные скалы под палящим иорданским солнцем, было невозможно.

Мимо проезжают маленькие повозки и спешат туристы, но лучше выходить к Сокровищнице Фараона медленно. Фасад этого красивейшего здания Петры сначала чуть появляется в просвете между скал, а затем с каждым метром открывается все больше и больше, пока не предстает сияющим на солнце во всем своем величии.


Надо сказать, что названия памятников совсем не отражают их реального предназначения и содержания. Поскольку набатейцы не оставили плана города с наименованиями, арабы давали имена, основываясь на мифах, внешнем виде или просто догадках. Так и Сокровищница получила название на основе легенды о богатой добыче древнего фараона, которая была настолько тяжела, что замедляла путь его армии на восток; пришлось спрятать большую часть в скалах… На чаше, венчающей здание, видны следы пуль бедуинов, уверенных, что именно в ней и находится золото: надо только расколоть чашу, и на них прольется дождь драгоценностей…

За колоннами расположены двери во внутренние комнаты. Небольшие помещения, считается, служили усыпальницей великого набатейского царя Арепы IV, при котором город достиг своего расцвета, в том числе и в достижениях архитектуры. Поражает расцветка внутренних помещений: наплывы песчаника, от белого до бордового, как бы размазаны кистью природы по стенам усыпальницы. Фасад этого сооружения размером 30 метров в ширину и 43 метра в высоту вырезан из цельной скалы и украшен статуями набатейских богов и богинь. Сокровищница смотрит через площадь прямо на узкую щель Сика, и кажется, что Петра состоит единственного здания: вокруг видны только красно-розовые скалы. Но на самом деле сбоку от него есть проход, неожиданно расширяющийся за поворотом и превращающийся в просторную дорогу, ведущую к центру древнего города. По обеим сторонам высятся вырезанные в скалах фасады зданий, которые поражают своей монументальностью.


Считается, что эта «Улица Фасадов» создавалась в эпоху ассирийского господства, и строители позаимствовали многие черты архитектуры у пришельцев с востока. Дорога выводит нас к огромному амфитеатру, встроенному, а точнее — вырезанному прямо в скале. Сосчитать количество мест мне не удалось; в путеводителях указывают от 3 до 7 тысяч. Изначально театр был построен набатейцами для ритуальных целей, а впоследствии расширен римлянами для грандиозных представлений, на которые собиралось полгорода.

Предназначение скальных сооружений точно не известно. Во многих бывших гробницах были позднее устроены жилища и храмы. Нет ответа на вопрос — были ли вообще все сооружения гробницами? Поэтому, описывая Петру, я буду употреблять устоявшиеся на сегодня термины, как принято в современной Иордании.


Несколько дорог расходятся от Амфитеатра в разные стороны, и каждая ведет в свое время. Свернув направо, можно попасть к комплексу внушительных «Королевских Гробниц». Двигаясь на запад, мы увидим развалины Храма Душары — верховного бога Набатеев. Это, наверное, единственное массивное строение, стоящее отдельно от скалы.

Затем тропа ведет к узкому ущелью с длинной (800 ступеней!) и крутой лестницей к Монастырю Ад-Дейр — крупнейшему сооружению Петры.

Чтобы пройти сквозь ущелье вверх, нам пришлось нанимать осликов; впрочем, выносливый путешественник сможет преодолеть этот путь и пешком. Сделанный в духе Сокровищницы, но с меньшей детализацией орнаментов и лишенный статуй, Монастырь Ад-Дейр заметно шире ее. Доподлинно известно, что в Византийские времена здесь размещалась христианская церковь, с тех пор закрепилось это название. По скалам можно взобраться на самый верх, к урне, чтобы оценить масштабы работы набатейских каменотесов и грандиозный вид на всю Долину Моисея. Путь отсюда — только назад, вниз…


Издали, от Монастыря, Королевские Гробницы кажутся небольшими на фоне скалы Джебель Кубта, из которой они, собственно, и вырезаны. Самая дальняя, датированная 126-м годом нашей эры — единственная гробница в Петре, на которой написано, кому она предназначалась: римскому губернатору провинции Аравия Секстиусу Флорентинусу (Sextius Florentinus). Если двигаться от нее в сторону Амфитеатра вдоль Стены Королей, можно осмотреть Дворец-Гробницу (Palace Tomb) с фасадом в виде римского храма, Коринтийскую гробницу (Corinthian Tomb), похожую на Сокровищницу, но сильно разрушенную временем и землетрясениями, а также сравнительно небольшую Шелковую Гробницу (Silk Tomb), стены которой расцвечены всеми оттенками желто-красно-серого песчаника и будто укрыты сверкающим на солнце шелковым покрывалом. Расположенная рядом Гробница Урн (Urn Tomb) по высоте не меньше Сокровищницы или Монастыря. К ней ведут многоэтажный арочный постамент, переплетающиеся лестницы и боковая колоннада. Поражает и комната за массивным входом, размером 17 на 19 метров, где в полумраке и прохладе можно отдохнуть от зноя…

И мой совет тем, кто прочел до конца: приехав в Иорданию, можно также провести день на Мертвом море, полюбоваться закатом в пустыне Вади Рам, отдохнуть пару дней на Красном Море, но оставшееся время следует безраздельно отдать прогулкам по городу в скалах.

Виртуальный тур
Cферическое 360 видео

За неоценимую помощь в получении разрешения на съемку в Петре и моральную поддержку мы благодарим замечательного фотографа Ильдара Ямбикова.

За обеспечение команды AirPano необходимыми документами, теплый прием и размещение мы признательны:
— Руководителю представительства Россотрудничества — Дорофееву А.А.;
— И.О. Руководителя представительства Россотрудничества — Зайчикову В.И.;
— Начальнику информационно-аналитического отдела Управления Российского Центра Науки и Культуры — Сухову Н.В.

Источник: travel.ru

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ